Category: город

Category was added automatically. Read all entries about "город".

НАШ

Дневник рабочего Львовского метро.

Унылыми осенними вечерами я стою на балконе и пытаюсь пронзить взглядом толщу этого враждебного для меня воздуха. Я пытаюсь розглядеть ту землю, к которой мысленно стремится любой образованый интелигентный человек, волею злого рока вынужденный существовать (жизнью это назвать нельзя) в этой проклятой стране. Я пытаюсь разглядеть Россию. Пытаюсь представить себе аромат цветов с русского поля, но вместо этого мое обоняние поражает удушающий смрад, несущийся из близлежащих лесов, вот уже 60 лет наполняемых трупами невинно убиенных русских людей. Пытаюсь услышать шелест ветра в ветвях березки, но вместо этого слышу  душераздирающий вой боевых гуцульских дудок - трембит. Мое сознание, задурманенное накачаными героином апельсинами, пытается вспомнить милые сердцу звуки русской плясовой,  но вместо этого в моих ушах всплывают чудовищные звуки этих сатанинских посылов, называемых" козацькими писнями". О, если бы я только мог избавить себя от необходимости каверкать язык, прознося это жуткое польско - русское наречие, называемое местными фашстами "мовою соловьиною"! О, если бы я мог избавить себя от каждодневного распевания человеконенависнических фашистских гимнов, которые здесь называют "Щэ нэ вмэрла Украина" и "Гэй, у лузи чэрвона калына"! Но я не могу, НЕ МОГУ этого сделать. Потому что я, исконно русский человек, когда то носивший имя Афанасий Золотых, работаю во Львовском метро.
Collapse )
НАШ

УЖОСЫ ЛЬВОВСКАГА МЕТРА

 ДНЕВНИК РАБОЧЕГО ЛЬВОВСКОГО МЕТРО.

Мое настоящее имя Афанасий Золотых. Вот уже 20 лет мне приходиться скрывать его и носить в кармане паспорт Мыколы Шевченко. Вот уже 20 лет как я не разговариваю на родном мне языке, будучи вынужденным насиловать свою личность произношением жутких слов этого варварского украинского наречия. Вот уже 20 лет я не пил настоящей русской водки и не ел настоящих щей. Я забыл вкус настоящих уральских пельменей, кулебяки.  Я вынужден калечить свой организм этим омерзительным салом, гнусным борщом и чудовищным порождением украинской, с вашего позволения, кухни – галушками. Мой мозг разлагается под действием ядовитых паров этого сатанинского пойла, этого обезьяннего напитка – горилки. Тусклыми, унылыми вечерами, перелистывая при свете карманного фонарика томик Достоевского, я часто задаюсь извечным вопросом русского человека, волею судьбы заброшенного в этот прОклятый Богом край: «ДОКОЛЕ?!». Доколе я буду смотреть на все те унижения, издевательства и пытки, которым подвергаются здесь мои соотечественники?! Доколе будут продолжаться зверства и бесчинства творимые местными фашистами, врагами всего рода человеческого?! Если при чтении этих строк у вас на лице возникает гримаса удивленного ужаса, и вы в недоумении пытаетесь понять  - о каком из кругов  Ада я пишу, то я поспешу приподнять завесу этой зловещей тайны.
 Дело в том, что я работаю во Львовском метро.
Я не буду останавливаться на том как русский человек, потомственный интеллигент, оказался в этом земном воплощении Ужаса, Страха и Безысходности. Слишком страшные воспоминания охватывают меня при этом. Я просто буду фиксировать на бумаге чудовищные преступления против русского народа, творящиеся в этих дьявольских катакомбах, именуемых Львовским метром.
Моя задача будет нелегкой, поскольку мое сознание затуманено пропитанными героином апельсинами, входящими в обязательный ежедневный рацион работников Львовского Метро. Но
молчать я больше не могу.
Некоторые моменты этого узаконенного геноцида русского населения я зарисовал дрожащей от культурного шока рукой, поскольку фотографировать в этих казематах запрещено.


 

Collapse )